Бюро комитетов

И Бюро комитетов большинства от этого программного требования не отрекается. Но оно придает ему своеобразный, можно сказать — карикатурный характер, когда поддержку «оппозиционного движения» подменяет «поддержкой» отдельных либеральных личностей, преследуемых правительством или нуждающихся в «нелегальном» обслуживании: «Социал-демократия будет поддерживать и земских либералов, и демократов, но без всяких обязательств.

Социал-демократия будет протестовать против насилия над буржуазным либералом, если оно случится, укроет бегущего «демократа», не выбросит номер «Освобождения», а по миновании в нем надобности передаст либералу или обывателю и т. д., но формальной связи тут нет»*. Но самое главное — то, что и так называемые] буржуазные демократы «по существу не демократы»: «Буржуазная интеллигенция присвоила себе только имя «демократов», и ей было удобно сделать это потому, что настоящей демократической партии у нас вовсе еще нет, лучшие из настоящих демократов скрываются в оболочке партии социалистов-революционеров, где они перемешались с менее определенными из социалистических элементов».

Исходной точкой такой реабилитации социалистов-революционеров, так недавно еще объявленных «вредными» и для демократии, и для социализма, за счет «либералов» были поиски подходящих «союзников» для социал-демократии в свете ориентации на вооруженное восстание и руководящую роль в его военно-технической подготовке и проведении. Но в условиях «освободительного движения», когда на арену борьбы начали выступать не только партийно-идеологические группы, но и общественные пласты, на которые эти группы опирались или хотели опереться, переоценка революционного значения групп не могла не связываться с переоценкой революционного потенциала социальных сил, стоявших за этими группами.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.