На этот раз расхохотался

На этот раз расхохотался он. И я почувствовал, что напряжение, которое держало его с самого начала нашей встречи, спало. В дальнейшем беседа протекала более раскованно и откровенно. Он доверительно тронул меня за плечо:

— Профессиональный невроз, говорите? Ха-ха-ха. Нельзя, мой друг, выписывать рецепт самому себе. Всякое самолечение опасно. И ничто так не ранит психику, не вызывает таких душевных страданий, как собственные сомнения, самоанализ. Вспомните леди Макбет. Беда ее состояла в том, что у нее не было своего психиатра.

Смысл психоанализа’ состоит как раз в том, что выход индивиду подсказывает объективный и незаинтересованный человек, доверенный психиатр. Кстати, известно ли вам, что слово «angoisse», обозначающее чувство смутной тревоги, непонятной тоски, которое стало столь популярным в наш век, раньше даже не упоминалось в медицинских и фармакологических учебниках и справочниках? Его породил наш неспокойный век с его нескончаемыми угрозами и опасностями, подстерегающими человека со всех сторон. Постоянное ожидание опасности страшнее очевидной угрозы. Такое ожидание, как правило, и служит источником психических срывов и неврозов. Напротив, во время войны, скажем, количество неврозов резко сокращается, ибо в этот период опасность не скрыта, а вполне определенна. Вот почему нам, психиатрам, чаще всего приходится отыскивать причину беспокойства, которая скрыта от пациента.

— А не находите ли вы, профессор, что это дает возможность указывать не на те опасности, которые действительно существуют?

— Безусловно, такая возможность существует.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.