Начальник пулеметной команды

Начальник пулеметной команды батальона Зорей Хаснутдинов, выбив из окна льдины, заменявшие стекла, выставил пулемет и открыл огонь по бегущим пепеляевцам. Пришедшие в себя бойцы батальона стали выбегать из юрт и рассыпаться в цепь. Белые с опушки открыли губительный огонь. Падали настигнутые пулями люди.

Красноармейцы батальона поплатились за свою расхлябанность и беспечность. В отряде же бдительность была выше. Часовые в караулах и у юрты бодрствовали. У толстой мохнатой сосны, опираясь на винтовки, стоят часовой с подчаском. Они всматриваются вперед. Чутким, настороженным ухом ловят ночные шорохи. Бойцы устали не меньше часовых батальона, но не садятся отдыхать.

— Скоро ли смена придет? Ноги начинают мерзнуть,— шепчет красноармеец Лисицын. Хохлов в ответ только пожимает плечами.

Было тихо. Но вот рядом, словно испуганно, треснул сучок валежника. Так он трещит только под ногой человека. Морозную тишину взорвал голос часового:

— Стой! Кто идет?

Белые, поняв, что они обнаружены, пошли напролом. Часовые вскинули винтовки. Сухо, как сломанное деревцо, треснули первые выстрелы.

Теперь темные фигуры врага спешили вперед, продираясь сквозь таежные заросли, оставляя глубокие борозды на снежном пласту. Часовые стояли на месте и стреляли, предупреждая своих об опасности.

Но вот винтовка Лисицына замолчала. Он выронил ее, ткнулся лицом в густо посыпанный желтой хвоей снег. Хохлов был жив, но получил два ранения. С простреленными ногой и плечом, он, прихрамывая, бегом спускался с горы, изредка отстреливаясь.

Часовой во дворе, как только услышал начавшуюся перестрелку, открыл дверь юрты и закричал:

— Вставай! В карауле стрельба!

Я вскочил со скамьи, скомандовал:

— Эскадроны, в ружье! Занимай позицию! Пулеметчикам— прикрыть развертывание!

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.