Находясь в отставке

Находясь в отставке и по делам моим проживая в разных российских городах, прошлого 1812 года, при выезде моем из Смоленска, не знаю, каким образом, я был захвачен неприятельским отрядом — это случилось незадолго до вторжения французов в сей город. Взявшие меня мародеры были под командою поручика французской отборной гвардии, шевалье де Сент-Амана (chevalier de Saint-Amand); по собственным его словам, того самого чувствительного стихотворца, творениями которого наполнены все лучшие французские календарики и новейшие парижские песенники.

При таком аттестате, кажется, как бы не ожидать от господина де Сент-Амана лучшего и наичувствительнейшего милосердия к несчастным пленникам; но вышло совершенно противное: попавшись в руки к учтивейшим философам Робеспьеровой школы, испытали мы[1] все, что только можно было испытать от них. Не нужно описывать того, что товарищи мои куда-то загнаны, а я, обобранный дочиста, больной, едва дышащий, был оставлен чувствительным французским стихотворцем замертво на чистом поле. Не могу припомнить, грустил ли он надо мною вместе с горлицами и голубками, только то очень живо представляю, что когда с меня стащили последний чулок, командир кричал: «D6pechez-vous, d6pechez-vous, mes amis!» (то есть: поспешите, друзья!) — вероятно, еще на такую же чувствительную добычу.

Опомнясь и собравшись кое-как с силами, я едва мог дотащиться до Рославля, откуда, при помощи одного моего приятеля, купца, отправился я чрез Жиздру, Чернь и Ефремов в Лебедянь, с намерением пробраться до Липецка и воспользоваться тамошними минеральными водами, ибо обыкновенные мои болезненные припадки, увеличенные нежною балладою господина де Сент-Амана и его сотрудников, заставляли меня совершенно отчаиваться в моей жизни.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.