Не прошло и минуты

Не прошло и минуты, как во дворе уже застучал пулемет, скоро к нему присоединился другой. Залязгали затворы винтовок, посыпались ружейные выстрелы.

Первый и второй эскадроны рассыпались в цепь. Третий эскадрон, Иннокентия Адамского, остался в резерве и залег за юртой и хотоном. Бой разгорался.

Белые настойчиво лезут вперед. Они не далее как в ста пятидесяти шагах и кричат нам:

— Сдавайтесь! Бросайте оружие! Все равно вам труба будет!

Потом в воздухе загремело «ура» — сильное уверенное. Пепеляевцы кинулись в атаку. Четко работали оба наших «кольта», сердито и как бы нехотя вторили им автоматы Шоша вперемежку с винтовочными залпами.

Цепи противника, увязая в снегу, оставляя на месте убитых и раненых, надвигались неудержимо. Расстояние до них все сокращалось и сокращалось.

— Вот грибы соленые, как лезут! —не утерпев, выругался лежавший недалеко от меня командир эскадрона Тупицын. Он перезарядил винтовку, раз-другой выстрелил, скользнул быстрым взглядом по цепи своего эскадрона.

— Эй, товарищи! Отступать нам некуда! Бейся до последнего.

— Не побежим! — ответили ему голоса.

Пепеляевцы залегли перевести дух. Теперь до них не

больше ста шагов. Опушка выбросила еще человек тридцать белых.

У нас идет горячий бой. А у Дмитриева тихо. Не понимаю, в чем дело. Туман мешает видеть на таком расстоянии.

— Адамский, двух человек для связи — в батальон! Какого черта они там молчат?

Минут через пять посланные вернулись:

— В юртах белые.

Я остолбенел — не верю.

— Что-о? Вы там не были, струсили — застрелю! — наставил карабин в грудь одного.

Товарищ командир! Не добежали ста шагов, встретили троих… Думали, свои, смотрим — в погонах. Двух убили, третий убежал обратно. В обозе хозяйничают белые, наших не видно.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.