Нельзя нам отходить

Нельзя нам отходить друг от друга, — добавил он. —Это мое твердое убеждение и мой завет последующим поколениям.

Прошло много лет. Дипломатическую работу я закончил в 1928 году, но судьбой Турции продолжал интересоваться и следил за ее внутренней и внешней политикой.

Мустафа Кемаль-паша твердо, до конца своей жизни стоял на страже национальных интересов Турции и, следовательно, дружеских отношений с СССР.

В 1936 году Кемаль Ататюрк после заключения в Монтре 54 новой конвенции о проливах заявил в меджлисе:

— Я должен с исключительным удовлетворением напомнить, что дружба наша с СССР, нашим великим морским и сухопутным соседом, доказавшая уже на протяжении 15 лет свои достоинства, продолжает нормально развиваться с той же силой и с той же искренностью, как и в первые дни своего возникновения.

Вслед за Ататюрком и Исмет Иненю, председатель совета министров Турции, сказал в 1937 году, что дружба с Советской Россией будет существовать как прочный элемент в политике обеих стран.

Но не так вышло, как говорил Исмет Иненю.

В конце жизни Ататюрка Исмет Иненю стал отходить от принципов, за которые они вместе боролись. Исмет Иненю, окруженный крупной компрадорской буржуазией, поддался ее влиянию и в внутренней и в внешней политике. Между ним и Ататюрком наступило отчуждение.

Главное расхождение между Ататюрком и Иненю возникло по вопросу о так называемом принципе этатизма, то есть покровительства национальному капиталу против иностранного, империалистического, связанного с турецкой компрадорской буржуазией. Закулисная борьба с принципом этатизма, внесенного в свое время в турецкую конституцию, шла все время. Пока Мустафа Кемаль был жив, в этой борьбе участвовал тайно и Исмет Иненю. Кемаль догадывался об этом и настоял на уходе Исмет Иненю с поста председателя совета министров.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.