Но не все посещавшие

Но не все посещавшие кружок пропагандисты так охотно переходили к этой теме. Были и такие, что избегали говорить с нами об этом, стараясь по возможности держаться одних лишь проблем экономики: объясняли, что такое рента, прибыль, заработная плата, рассказывали об успехах рабочего класса на Западе, о постепенном улучшении быта трудящихся Германии, Бельгии, Австрии.

Много позже я понял, что и у нас в кружке находила отражение та решительная борьба, которая шла в девятисотые годы внутри социал-демократии, — борьба ленинского революционного марксистского течения и оппортунистического течения так называемых «экономистов».

Осенью 1903 года, когда до нас дошли сведения о II съезде партии, наш кружок начал считаться большевистским — пропагандисты-меньшевики перестали посещать квартиру на Астраханской улице, попросту им не давали к нам явки.

В то время профессиональным революционерам из интеллигентов не легко было завоевывать доверие и расположение рабочей массы, у которой тогда еще было много естественной подозрительности к «господам». Помню, как предупреждала меня, подростка, моя мать, чтобы я не связывался со «студентами», которые шли против царя. Легче всех находили общий язык с рабочими интеллигенты-большевики, умевшие отвечать на самые наболевшие вопросы жизни рабочего класса.

Встречаясь часто с интеллигентами-пропагандистами, мы долгое время не имели представления, как живут эти люди. Один случай много нам объяснил. Как-то раз было назначено занятие кружка. Вечером, приблизительно за час до начала, мы с Иваном расположились ужинать. Хозяйничали мы по-холостяцки: нарезали колбасу, селедку, принесли из кухни чайник. Послышался звонок, и, к нашему удивлению.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.