один матрос

Как-то раз один матрос сказал мне, что хотел бы встретиться для более подробной беседы в каком-нибудь удобном для этого месте. Он обещал -прийти не один, а с двумя-тремя товарищами. Я решил рискнуть и дал свой адрес.

В назначенный час ко мне пришли три матроса. Мы познакомились. Это были недавно призванные во флот петербургские рабочие. Один оказался электротехником, два других — машинистами. Мне было легко с ними разговаривать — петербургские рабочие, они прошли хорошую политическую школу.

Матросы рассказывали мне о настроении на кораблях. В связи с жестокими репрессиями и провалами, явившимися результатом деятельности провокаторов, говорили они, среди матросов чувствуется взаимная подозрительность, боязнь откровенности.

Мои гости требовали, чтобы я сказал им, каково теперь, после поражения революции, состояние партии. Они знали, что многие интеллигенты, участвовавшие раньше в революционной работе, теперь, когда победила реакция, отошли в сторону, они слышали и о больших потерях, понесенных партией в связи с арестами.

Я, как мог, старался внушить им мысль, что наша партия попрежнему сильна, что отход колеблющихся элементов послужил ее укреплению, что большевики, как всегда, опираются на самую передовую часть рабочего класса и из его среды черпают новые силы.

Эта тройка приходила ко мне раза три. Частых и многолюдных собраний устраивать мы не могли. В связи с этим военный комитет считал, что главное внимание надо направить не на устную, а на печатную пропаганду. Возникла необходимость организовать размножение наших прокламаций, обращенных специально к матросам.

Задачу эту поручили мне.

Типографией мы не располагали. Решено было печатать гектографическим способом. Достали желатин, краску, сколотили ящик размером несколько больше развернутого листа писчей бумаги. Опыта у нас не было, поэтому долгое время ничего не получалось. Бумага прилипала к желатину.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.