Первым российским революционером

Первым российским революционером, бившимся над трудностями революционного процесса, был Радищев. Его «стихотворец» из главы «Тверь», представляя оду «Вольность», шутливо замечает: «иные почитали стих сей удачным находя в негладкости стиха изобразительное выражение трудности самаго действия».

Над трудностями революционного процесса ломали голову Герцен и Чернышевский. Вспомним мудрое предупреждение Герцена: «взять неразвитие силой невозможно»; вспомним его выражение «Дон-Кихоты революции»; вспомним его неустанную борьбу с разного рода изобретателями систем примитивного «казарменного» коммунизма. В. И. Ленин ссылался на замечательное обобщение Н. Г. Чернышевского, когда ему надо было обрисовать трудные перипетии политической борьбы: ««Политическая деятельность — не тротуар Невского проспекта» (чистый, широкий, ровный тротуар совершенно прямой главной улицы Петербурга), говаривал еще русский великий социалист домарксова периода Н. Г. Чернышевский. Русские революционеры, со времен Чернышевского, неисчислимыми жертвами заплатили за игнорирование или забвение этой истины».

Это высказывание не случайное и не второстепенное в наследии вождя пролетарской революции. Создание марксизма подняло революционную теорию на принципиально иной уровень, сделало возможным решение ранее неразрешимых задач. Но оно не отменило трудностей борьбы: двигаться к социализму приходилось по неизведанному пути. Ленин выдержал в период Бреста напряженнейшую борьбу с «левыми» большевиками, которые ке хотели считаться со сложнейшими изломами истории. Ленин прямо говорил, что «левые» мешают тому, чтобы люди учились революции. «…Революция, — подчеркивал он, — мудрая, трудная и сложная наука…»

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.