Прибью 23 ноября

Прибью 23 ноября в Петербург, Нечаев с Кузнецовым тотчас начали посещать знакомых Нечаева еще по студенческой истории, — именно были у жены студента Воронцовой-Коведяевой, у братьев и сестры Лихутиных, у Рослякова (отставного поручика, слушавшего лекции в Технологическом институте), у Ковалевского в Лесном институте, где Ковалевский был студентом, у инженера Михайлова, и, наконец, один Кузнецов по отъезде Нечаева у студента Медико-хирургической академии де-Тейльса. -Все эти лица в течение декабря месяца были задержаны, причем в конце декабря, при задержании де-Тейльса, дознано было, что 30 ноября или 1 декабря Нечаев, услыхав об арестах в Москве, уехал туда из Петербурга и затем 16 или 17 декабря вместе с женою коллежского советника Александровскою уехал через Орел и Динабург за границу.

Вооружившись такими данными, указывавшими на значительное уже развитие преступной организации, дознание приступило к задержанию всех тех лиц, которые считались членами тайного общества, знали о его существовании и вообще какими-либо действиями оказывали ему поддержку. Вместе с тем признано было нужным повторить обыски в московском книжном магазине Черкесова и вследствие этого были там вновь найдены: 1) на чердаке 95 листов почтовой бумаги с таким же изображением печати «Народной Расправы», как и листы, найденные у Успенского в квартире, и кроме того жестяная коробка с подушкою и синею краскою, употреблявшаяся, очевидно, для вытеснения означенной печати, 2) в жерловой трубе найден сбор свинцовых литер в 7 строк, составлявших слова.: «Русский отдел Всемирного революционного союза, бланка для публики», 3) две рукописи, оказавшиеся впоследствии принадлежащими Волховскому, из которых одна заключает в себе изложение программы революционных действий, начиная с весны 1869 г. до весны 1870 г., когда, по словам рукописи, должно быть народное восстание, а другая содержит рассуждения о политических переворотах вообще и о возможности такового в России, причем говорится в ней, что «при быстроте и смелом образе действии хорошо организованной партии вовсе не невозможно овладеть этой вещицей (дворцом)… » и, наконец, 4) при следствии уже, именно 10 февраля, в стене между домом книжного магазина и соседним найдена и самая печать, сделанная из меди, с топором в середине и надписью: «Комитет Народной Расправы 19 февраля 1870 г.».

Начатым затем по высочайшему повелению предварительным следствием все эти обстоятельства, раскрытые дознанием, вполне подтвердились, и история образования Нечаевым преступного общества разъяснилась в следующем виде. Непосредственно Нечаев имел дело в Москве только с несколькими лицами, а именно: Успенским, Прыжовым, Николаевым, Алексеем Кузнецовым, Долговым, Рипманом (все эти трое слушатели Петровской академии), с частным инженером князем Варлаамом Черкезовым и с живущею у Успенского мещанкою Беляевою; он прежде всего убедил их образовать тайное общество, написал им правила организации.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.