Следом Коробкову

Следом Коробкову поступил новый боевой приказ командующего фронтом: «14-му мехкорпусу совместно с 28-м стрелковым корпусом и скоростным бомбардировочным авиаполком утром 23 июня уничтожить переправившегося через Западный Буг противника, для чего в течение ночи привлекаемые к выполнению задачи части и соединения должны получить боеприпасы, горючее, продовольствие, эвакуировать раненых и больных, изготовиться к контрудару».

О каком контрударе могла идти речь? На брестско-барановичском направлении гитлеровцы уже имели четырехкратное превосходство и прочно удерживал инициативу в своих руках. Самолетов, на которые делалась ставка в приказе, уже не было, как не осталось и автотранспорта. Склады с боеприпасами и продовольствием в Кобрине разбомбила немецкая авиация. Соединения и части армии беспорядочно отступали под натиском противника, который за первый день войны продвинулся в глубь нашей территории на 50-60 км. Приказ был просто невыполним. Войска 4-й армии все же предприняли попытку нанести контрудар, но из-за отсутствия авиационной поддержки и недостатка артиллерии он сразу же захлебнулся. Наши войска подверглись ожесточенным ударам авиации противника, в значительной мере утратили боеспособность и продолжали отступать. Неудачи войск 4-й армии поставили в критическое положение ее соседей — соединения и части 10-й армии. Держалась только Брестская крепость.

Похоже, лишь к исходу первого дня войны руководство Западного фронта стало отходить от шока, растерянности и попыталось предотвратить катастрофическое развитие ситуации. Военный совет направил в войска шифровку в которой требовал покончить с паникой и дезорганизацией, проявлениями шкурничества и малодушия, повысить ответственность командиров.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.