Софья Дмитриевна

Софья Дмитриевна не поверила. Продолжая рыдать и сморкаться, она отрывисто, ехидно, зло бросала в лицо мужу:

— Честный сыскался! Атаманом надумал стать! А в темницу не хочешь? Ищут тебя, бродяга. Замучили расспросами.

Емельян Иванович не выдержал.

— Ну, ин, коли так, — крикнул он раздраженно, — поди и скажи про меня, што я пришел!

Распаленная Софья выскочила за дверь и кинулась к жене брата, а та — к атаману. Явились казаки и арестовали беглеца. На третий день Пугачева привезли в станицу Чирскую и передали начальнику сыскной команды Михаилу Федотову. Тот выразил готовность записать его «в службу», чтобы он вину свою искупил — за сто рублей, но в последний момент передумал, опасаясь неприятностей.

По пути в Черкасск Емельян Пугачев ушел от сопровождавшего его молодого казака Прокофия Худякова, отец которого взял арестованного на поруки, и «лошадь… увел». За свою доверчивость старик был бит плетьми.

Бежав от молодого Худякова, Пугачев решил «пожить для Бога» и стал искать «богобоязливых людей». И нашел — Осипа Ивановича Коровку, жившего на своем хуторе где-то близ Изюма. По совету хозяина Емельян двинулся по дороге на Бендеры и остановился в Стародубском монастыре, где сошелся с отцом Василием. Тот рассказал ему о раскольничьей слободе Ветке у Гомеля за польской границей — обетованной земле старообрядцев, откуда «всякие беглые, малое время побыв там», идут на Добрянский форпост, где получают «билеты в те места, куда кто пожелает, на поселение».

Еще в 1764 году в составе казачьей команды есаула Елисея Яковлева Емельян Пугачев побывал в Ветке, где скрывались беглые русские старообрядцы, но дорогу туда за давностью лет забыл. Отец Василий показал.

Пугачев не задержался в Ветке: прожив там не более недели, переехал на Добрянский форпост и представился коменданту майору Мельникову уроженцем Польши.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.