В более трезвой Германии

В более трезвой Германии эта психическая язва распространилась только тогда, когда между 1348 и 1350 годами умы были смущены страшной физической заразой, которая известна под названием «черной смерти» или «великого мора» (der grosse Sterbent). Насколько огромно было опустошение, произведенное черной смертью, — об этом можно составить себе приблизительное представление из того факта, что, когда, по прекращении заразы, минориты стали считать своих мертвецов, они насчитали не меньше 124 434; а это в то же время служит самым очевидным доказательством, до какой степени тогдашняя Европа была переполнена монахами всех цветов. Частью в одно время с шествиями бичующихся, частью в следующем столетии в Юго-Западной Германии свирепствовала экстатическая плясовая эпидемия, и одержимые ею, обнажившись неприличным образом, бегали по улицам городов и изгибались в судорогах боли и сладострастия.

Чума и фанатизм, возбужденный шествиями бичующихся до необузданной дикости, послужили также поводом к возобновлению резни евреев, которая была начата уже в VI веке чернью Рима и Равенны. Страшное брожение, возбужденное крестовыми походами, подало в Германии первый сигнал к поголовным убийствам евреев. «Тогда оправдалось то проклятие, которое они сами наложили на себя в великую страстную пятницу и о котором читают в страстях Господних: «Да будь кровь его на нас и на детях наших». Так выражается лимбургская хроника в том месте, где она рассказывает об убийствах евреев в XIV веке. Через всю историю страданий евреев в средние века проходит как красная нить сознание этого проклятия, — только сознают его не евреи, а христиане.

Действительно, не надо упускать из виду, что средневековой христианин считал не только своим правом, но даже своей обязанностью вымещать страдания своего искупителя на евреях, потомках Его преследователей. Несмотря на все варварство, на всю ограниченность такого представления об отношениях христианина к иудею, оно все-таки было сравнительно благородным, потому что происходило из идеального источника. Самое же пошлое представление видело в евреях только богатых людей — многообещающий предмет эксплуатации и грабежа.

Правда, что религиозный предрассудок и охота к поживе зачастую шли рука об руку; но правда, точно так же и то, что положение евреев неминуемо должно было возбуждать ненависть и грабительство. Евреи жили как чужие среди других народов.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.