В начале 1829 г.

В начале 1829 г. Гази-Мухаммед начинает свою проповедь в шамхальстве. При свидании с Мехти-шамхалом проповедник, по-видимому, произвел на дагестанского владетеля большое впечатление и получил возможность свободных действий в шамхальстве. Ему стали повиноваться оба селения Казанищи. Отсюда он направился в Эрпели и Каранай, где после столкновения с местной знатью получил аманатов. Отсюда уже в начале 1830 г. двинулся в Араканы. Сайд Араканский бежал, а «жители повиновались и подчинились» проповеднику. Наконец, когда Гази-Мухаммед направился в Гумбет и Анди, то его поездка превратилась в какое-то триумфальное шествие. И здесь, в Нагорном Дагестане, в проповеди опять звучали боевые ноты. Здесь, говоря с горским крестьянством, проповедник призывал идти на Москву, здесь он заявлял, что слышит звон цепей, в которых ведут побежденных гяуров. Эти речи вызывали громадный энтузиазм у слушателей.

Впрочем, не везде дела шли так блестяще. В Анди Гази-Мухаммед натолкнулся уже на большое сопротивление и принужден был штурмом брать аул Гагатль. Но в конце концов андийцы «были там побеждены и повергнуты униженные, смиренные и покорные всему тому, что Гази-Мухаммед им приказывал или запрещал». Обратим внимание на поведение андийцев, не в последний раз мы встречаем их в роли противников мюридизма. Богатое ремесленное общество еще больше, чем Чиркей, дорожило своими связями с плоскостью и силой обстоятельств вынуждалось к сопротивлению всем, желавшим нарушить эти связи. Это один из показателей того, в какой мере экономическая изоляция горцев от народного хозяйства России покоилась лишь на хозяйственной неразвитости.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.