Варшаве

Варшаве Поль Бонкура о заключении между восточными государствами ряда пактов, одно острие которых должно было быть направлено против Советского Союза, а другое против Германии. Последнее являлось рецидивом старых англо-французских планов—установить широкий и высокий барьер между Советским Союзом и Германией,—планов, столь блестяще развитых на Парижской мирной конференции и положенных в основу системы версальского мира. Осуществление этой программы означало бы возвращение к Франции ее старых позиций: Англия осталась бы изолированной,—Германия оказалась бы отрезанной от Советского Союза, окруженной системой мелких государств, непосредственно связанных с французской политикой, а Локарно было бы притуплено в своих противо-французских заострениях. Вместе с советско-германскими переговорами, или пользуясь ими, со стороны Франции делались попытки сорвать и. Локарно.

Французская пресса, как бы возвращаясь ко времени появления Раппальского договора, снова заговорила о «русско-германском блоке», направленном против Версальского договора, и в виде аргументации, рассчитанной, конечно, и на Лондон,—подтверждала то, что раньше отвергала: заслуга Локарно,—это говорилось открыто,—отрыв Германии от Советского Союза, и если, благодаря подготовляющемуся советско-германскому договору, это не удастся сделать, то Локарнские акты стоят того, чтобы их бросить в корзину. Дабы несколько приостановить ту кампанию против Германии, которая началась и все более усиливалась, а также, вероятно, под внешним влиянием, с германской стороны тотчас же было указано, что предметом переговоров с Советским Союзом является лишь договор об ограниченном нейтралитете и что, таким образом, в случае нападения Советского Союза на какое-либо государство, Германия не будет обязанной по отношению к нападающей стороне соблюдать нейтралитет.

По сообщению официозной английской прессы именно эти сведения оказались достаточными, чтобы Лондон уклонился от французских планов организовать англо-американскую интервенцию в Берлин, дабы заставить германскую политику выбирать между Локарно и Москвой. Франция, очевидно, старалась остаться в тени, дабы, скомпрометировав политику Локарно, выступить с самостоятельной политической программой. Но именно этого английская политика допустить не могла, и вместо того, чтобы своими или чужими руками ломать систему Локарнских отношений.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter

Комментирование закрыто.